Начало борьбы, или экстренный совет 4 страница

      Комментарии к записи Начало борьбы, или экстренный совет 4 страница отключены

— Глеб, — послышался в динамике радиоприёмника голос пилота. — Он исчез. Будто в воду канул.

— Я догадался, — с досадой ответил командир. — Ладно, двигаемся дальше.

Несмотря на только что случившееся, шаг командира был такой же твёрдый и уверенный. Будто и ничего не случилось. Солдаты смело последовали за ним. Но не успели они пройти и сотни метров, как из лесу выскочил небольшой пушистый зверёк бирюзовой окраски с довольно длинными заострёнными к верху ушками. Он мчался очень быстро. Будто бежал от кого-то. Но никто из преследователей чудного зверька не появился.

— Будет, чем нашим биологам заняться, — вскинул лазер командир и навёл оптический прицел на зверька, переведя оружие на минимальный заряд мощности.

Он затаил дыхание, как вдруг за спинами солдат сверкнула будто молния. Глеб этого не заметил, поэтому продолжал целиться в быстроногого зверька. И через секунду нажал курок. Сверкнула вспышка и лазер устремился в обречённого ушастика. Но в последнее мгновение тот резко изменил направление своего стремительного движения, и луч лазера пролетел мимо. От чего зверёк прибавил ходу, стремясь быстрее достигнуть роскошного леса. Командир снова навёл на него прицел, но к нему тихо подошёл Валик и похлопал по плечу.

— Командир!

— Отойди! — рявкнул тот в ответ. — А то сейчас опять промажу.

— Командир! — не отставал солдат. — Мы подстрелили зверя покрупнее.

Глеб опустил бластер и взглянул на Валика.

— Взгляните! — указал он массивную тушу зверя.

Он неподвижно лежал на земле и угасающими глазами смотрел на людей, поочерёдно переводя на каждого из них свой гордый взгляд. В его груди зияла большая дыра, прожженная метко пущенным лучом лазера. Зверь умирал. Он чувствовал, что жизненные силы покидают его… Но он… не считал себя побеждённым. Пройдёт время — и он вернётся на эту землю.

— Кто его? — полюбопытствовал Глеб, внимательно осматривая зверя. Правда, близко к нему он не осмелился подойди. Мало ли чего! Зверь-то ещё жив. Может из последних сил так дать лапой, что мало не покажется. Люди прекрасно знали его силу. И лишний раз не лезли на рожон.

— Это из шаттла, — ровным голосом ответил Филипп. — Зверь только появился, буквально в двух шагах от меня, как тут же у меня над ухом просвистел лазер и угодил зверю в грудь, сразив его на повал.

— Отлично! — воскликнул командир. — Молодцы, ребята! — проговорил он в микрофон. — Так держать.

— Что будем делать? — поинтересовался Кирилл.

— Пойдём дальше.

— А зверь? Что с ним?

— Наш биолог хочет узнать, как работает его мозг, — Глеб кивнул в его сторону. — Для этого нам нужна живая особь. А этот, — бросил он на зверя небрежный взгляд, — уже не жилец.

— А не опасно ли приводить его на корабль?! — заметил Филипп. — Ведь он умеет исчезать. И неизвестно, где он появится.

— Опасно, Филипп, опасно. Поэтому, исследования над живым зверем будут проходить здесь, на планете.

«Никогда и никто из нас не попадёт к вам в руки живым, — думал про себя зверь. Он, как это ни странно, понимал речь инопланетных существ. — Мы никогда не позволим этому произойти». Его веки медленно закрылись, повергнув его сознание в непроглядную тьму… Но только лишь для того, чтобы дорогой цветов и ясного сияния тёплого Света привести его в Высший Духовный Мир.

А солдаты… Солдаты продолжили свой путь, выполняя свою великую миссию.

Чудеса акробатики

Зверь способен и на такое…

…Осматриваясь вокруг и прислушиваясь к каждому шороху, каждому звуку, уже лейтенант Святослав Небесный, осторожно ступая по земле, шёл вдоль крутого речного берега. За ним, спиной к спине, шагал Александр. Молодой высокий парень. Двадцать семь лет. В трёх метрах от них шагало ещё двое солдат. Спина к спине. И так с ними шли ещё четыре пары солдат. В небе слышался грозный гул двигателей шаттлов.

Святослав вдруг остановился.

— Дальше я пойду один, — неожиданно заявил он.

— С чего это вдруг?! — удивился Саша.

— Если я буду один, — пояснил спокойно лейтенант, — есть вероятность, что зверь выйдет на меня тоже один. И у нас будет больше шансов его уничтожить.

— Но это нарушение безопасности! — воскликнул его напарник. — Командир! То, что ты задумал, иначе, как самоубийством не назовёшь! А вдруг он будет не один!

— Дальше я пойду один, — стоял на своём Святослав. — И точка! Можешь об этом доложить командованию. Но не забывай, что командир группы я. Считай это моим приказом.

— Да я не забываю! — ответил солдат. — Я переживаю за тебя. Вдруг мы не успеем к тебе на выручку!

— У тебя есть оружие. И ты стреляешь очень хорошо.

Святослав сделал жест рукой и все солдаты тут же направились к нему

.

— Дальше я иду один, — заявил он им. — Дайте мне отойти от вас метров на двести, затем следуйте за мной. Я буду приманкой для зверя. Попробуем взять его на живца.

— Но… Ты же сам видел, как расправляется с нами зверь! — забеспокоился Серёжа. — Быстро! Молниеносно! И глазом моргнуть не успеешь, как он тебя сцапает! С такого расстояния мы не успеем подоспеть к тебе на помощь!

— У вас есть оружие, убойная сила которого составляет два километра, — напомнил лейтенант. — Не забывайте этого. А теперь… я пошёл. Будьте начеку. Я на вас надеюсь. Моя жизнь в ваших руках.

Святослав связался с шаттлами и дал распоряжение не следовать за ним, после чего сделал глубокий вдох, морально настроился, и… дальше пошёл один. Остальные солдаты двинулись за ним только лишь тогда, когда он отошёл на оговорённое расстояние, не упуская его из виду. Некоторые, конечно, думали, что это пустая затея. Зверь мог их учуять, увидеть, услышать… И остаться в укрытии. Другие думали, что командир в чём-то был прав. Даже если зверь их и учует, учует, что они где-то рядом, он может рискнуть и напасть на солдата-одиночку. Но все страшились одного — что могут не успеть спасти командира. Пусть их оружие и достанет зверя. Пусть уничтожит его… Но ведь до этого командир может пострадать. За такой риск он может поплатиться жизнью. Ведь зверь хитёр, ловок и молниеносен. Если уж кто попался в его мощные когтистые лапы, уже не выберется живым. Зверь убивает быстро, не оставляя шансов на жизнь. У людей в этом есть горький опыт. Они в этом уже не раз убеждались…

Но приказ есть приказ…

…Святослав неспешно шагал, всё так же прислушиваясь и оглядываясь по сторонам. И шум бурлящей внизу реки нисколько не мешал ему. Он смог отключиться от него, чтобы не пропустить тот звук, шорох, дыхание, которые могут принести ему смерть. Сейчас он жалел о том, что у него нет чуткого нюха, чтобы учуять зверя ещё издалека, когда он будет бесшумно подкрадываться к нему. Но он надеялся на свои чувства. Надеялся, что они учуют угрожающую ему опасность.

Вдруг до его слуха донёсся жалобный писк. Святослав тут же крепко сжал автомат, положив указательный палец на курок. Солдат замедлил шаг, осторожно пробираясь вперёд. Писк шёл из-под низу. И Святослав увидел в трёх шагах от себя маленького пушистого зверька. Рыженький. Такого на этой планете солдат ещё не встречал. Он был похож на земную белку. Правда, хвост у него был не такой пушистый. А мордашка довольно симпатичная.

Увидев незнакомца, зверёк замолчал, мотая головой то верх, то вниз, периодически посматривая на солдата. Держась своими маленькими лапками за непрочный росток из земли, который грозил вот-вот оборваться, он пытался не упасть в бурлящие потоки неспокойной реки. Святослав на глаз прикинул — лететь около пятнадцати-двадцати метров. Высота была большая. При неудачном падении зверёк мог разбиться об воду. И он всеми силами держался за жизнь. Из-за отвесного участка обрыва он не мог вскарабкаться по земле. Так он точно сорвётся. И вот так, вися в воздухе, он не отпускал ослабевающую ветку, не отпускал ту нить, которая удерживала его от верной гибели. Долго ли он ещё так протянет? Сколько ещё сможет выдержать ветка?

Солдат, долго не раздумывая, бросился помочь созданию… Но в этот миг перед его носом пролетел ЗВЕРЬ, впился мощными когтями своей правой лапы в землю, и склонился над обрывом, рискуя сорваться вниз. Он протянул зверьку лапу спасения, по которой тот с лёгкостью взобрался вверх… Святослав даже не успел уследить за происходящим. Настолько быстро всё произошло… А откуда этот зверь взялся?! Он был рядом! Он всё время был рядом! У солдата от этой мысли мурашки по коже пробежали. Зверь мог в любую минуту наброситься на него… А он его не учуял.

Маленький зверёк был спасён. Он прыгнул на ветви ближайшего дерева, что-то тихо протрещал, зверь в ответ ему кивнул, и тот, перескакивая с ветки на ветку, исчез в глубине леса. Наверное, благодарил за спасение.

Зверь перевёл взгляд на Святослава. Солдат стоял с наведённым на него автоматом, готовый в любой момент открыть огонь. Зверь стоял на месте.

— Ну и почему ты не атакуешь? — выдохнул Святослав.

Он встретился с огненным взором врага… Он опять имел возможность увидеть его глаза. Глаза не зверя. Они не были лютыми. В них не было злобы. Это был глубокий взгляд, изучающий и размышляющий. Только о чём размышлял зверь, солдату было неизвестно.

И вот тут Святослав вдруг опустил оружие, тем самым открыв себя зверю. Солдат прекрасно понимал несуразность своего поступка. Он понимал, что делает неправильно. Он отдавал себе отчёт в том, что таким образом он беззащитен перед зверем, что он стал лёгкой добычей для него. Его оружие… Это единственное, что может его сейчас защитить. Но он бросил его. Он безоружен. Он открыт. Зверь воспользуется этим. Обязательно воспользуется. Надо защищаться. Надо поднять автомат. Солдат это всё понимал… Но оружия поднимать он не спешил. Он смотрел в глаза своему врагу и стоял, как вкопанный. Зверь потихоньку направился к нему…

— Что ты стоишь?! Стреляй! — послышался голос товарища за спиной.

Когда Саша закричал, зверь на мгновение отвёл от Святослава свой взор. Солдат будто из оцепенения вышел. Он тут же схватил свой автомат. И в этот же миг получил сильный удар в левое плечо, отлетев от этого на пару метров в сторону леса. Затем он услышал выстрелы. Но когда он вскочил, никого рядом уже не было — ни товарища, ни зверя. Он появился будто из воздуха, и исчез будто в воздухе. Солдат вмиг подскочил к обрыву и увидел, как бурные потоки реки уносят вдаль тело Александра.

— Саша! — кинулся вдогонку Святослав. — Саша! — кричал он.

Тот не отзывался. Он был неподвижен.

— Приём! Мне нужен шаттл! — прокричал Святослав в микрофон. — Срочно! У нас раненный.

Плечо от удара ныло. Удар зверя оказался довольно сильным. Но солдату казалось, что его удар мог быть и сильнее. Значительно сильнее. Правда, сейчас это мало волновало солдата. Он следовал за Сашей, пытаясь не упустить его из вида.

Тут подоспели остальные.

— Куда делся зверь?! — воскликнул Сергей, всматриваясь в речные потоки воды. — Я видел, как он прыгнул туда, — кивком головы указал он на бурлящие воды шумной реки.

—Думаю, что туда, — указал Женя вниз на большую нору в трёх метрах от вершины берега.

— Но как?! — не мог понять Сергей. Отвесной крутой берег, почти перпендикулярный реке, уцепиться не за что. — Я туда даже бомбу не могу кинуть.

— Чудеса акробатики, — спокойно ответил Женя.

Святослав вдруг остановился. Тело Александра задержалось в камнях. И в этот миг вверху послышался желанный шум двигателей. Солдаты допустили ошибку: они несколько ослабили свою бдительность. Видимо, прибывшие шаттлы так повлияли на них, внушив им некоторую безопасность. Ложную.

Вмиг солдаты были сбиты невесть откуда взявшимися тремя тушами своего врага. Святослав и Женя успели отскочить. Все остальные вместе с врагами полетели вниз. Святослав выстрелил в одного из зверей. Снаряд царапнул его плоть и, устремившись далее, врезался в противоположный берег, где и взорвался. Раненый зверь летел вслед за солдатами. Остальных двух и след простыл. Они молнией скрылись в той же норе, что и первый зверь. Они врезали в землю свои мощные когти, удерживая тем самым свои грациозные тела, и легко перемещались по вертикальным поверхностям.

Женя вскочил и без разбору начал палить в лесные заросли.

— Не трать патроны! — крикнул ему Святослав. — Прекрати стрельбу!

Женя, будто не слыша, продолжал стрелять. И Святослав выхватил у него автомат.

— Прекрати! Не трать патроны! Нет там никого.

— А вдруг есть?! — выпалил солдат.

— Поверь мне, что уже нет, — всмотрелся Святослав в густые заросли леса. — Даже если кто-то там и был.

Шаттл в это время уже парил над водами бурной реки, один за одним вылавливая солдат. Все были живы… Кроме Саши. В этой схватке он погиб. Он был убит зверем. Ещё на берегу.

Святослав переживал за это. Он был командиром отряда. И, к огромному сожалению, он уже не в первый раз теряет своего солдата. И с каждой гибелью его подопечных ему казалось, что какая-то часть умирает его самого. Но при этом он пытался сохранять холодность разума. Не поддаваться эмоциям. Война есть война. И эта война очень изменила парня. И Каролина его уже не узнавала. Она видела в нём совершенно другого человека. Более грубого, резкого, жёсткого, но зато твёрдого и уверенного в себе. И этот человек знал, что будут ещё жертвы. И много. Возможно, очень много. Без жертв нет побед. И лейтенант допускал мысль, что одной из жертв может стать и он сам. Но об этом он старался вообще не думать. Он чаще укорял себя. Укорял в том, что не смог сохранить жизнь того или иного солдата.

И Саша оказался ещё одной жертвой этой страшной борьбы человека и зверя. Борьбы за будущее человечества, за его новый дом.

Ночное происшествие

Зверь показывает новые возможности…

На землю тихо и неспешно спустилась ночь. На небе засверкали миллиарды звёзд, среди которых сияли два спутника. Имён им ещё придумано не было. Но если учесть тот факт, что дневное светило люди подумывали назвать Солнцем, а саму звездную систему, в которой находилась Новая Земля, Солнечной, то вполне возможно, что один из спутников планеты будет назван именно Луной. Как будет называться остальные, пока ещё остаётся загадкой.

Но всё это мало волновало Святослава. Сейчас он лежал в шаттле, направив свой взгляд в металлический потолок. Хотя по сути, его глаза смотрели в никуда. Солдат был погружён в свои мысли. Мысли об этой борьбе за планету и о звере, с которым им пришлось столкнуться. За всё время путешествий по разным планетам, людям ещё не встречалось такое создание. Зверь оказался умнее, чем предполагал солдат. Он не однократно это доказывал. И он был гораздо сильнее людей…

В полёте мыслей у Святослава в голове всплыла недавняя стычка со зверем, в которой погиб Александр. Командир прекрасно понимал, что смерть солдата на его совести. С тех пор, когда он возглавил свой первый отряд, он никогда не забывал, что это большая ответственность. Командир должен заботиться не только о победе, но и о сохранении жизней своих солдат. Солдаты тебе доверяют… И ты не должен их подвести… И Александр… Ещё один солдат, который погиб во благо человечества, за его будущее. По крайней мере, так пытался утешить себя Святослав. Хотя он прекрасно понимал, что Саша в тот момент пытался спасти его жизнь, жизнь своего командира. Может быть, он погиб и во благо человечества, за будущее людей, но он спасал его жизнь, а не чью-то иную. Святослав знал, что будут ещё жертвы. И возможно, немалые. Зверь уже доказал, что не собирается сдаваться и впускать на свою землю чужака, который желает стать здесь полноправным хозяином… Но и зверя понять можно. И Святослав его понимал. Да, он враг. И в борьбе с ним гибнут люди. Но… зверь отстаивает своё. Он борется за свою землю. Он борется с захватчиком, которым и выступает человечество. И зверь будет сражаться, будет биться до тех пор, пока последний из них не падёт в этой битве, уступив дорогу человеку. Или же пока человек не уберётся с их планеты.

Вспоминая снова и снова стычку со зверем, командира неоднократно посещала мысль о том, а хотел ли зверь вообще убивать его? Ведь у него было достаточно времени для этого. И то странное поведение Святослава, когда он опустил оружие и стоял перед зверем совсем беззащитный. Зная его молниеносную скорость, он удивлялся, почему зверь тут же не бросился на него, а последовал к нему медленным шагом. Или он понимал, знал, что человек был в его власти. Ведь не просто так солдат оружие опустил. Он прекрасно понимал, что делает неправильно. Но делал. Зверь не бросился на него. При этом он не мог не учуять того, что рядом есть ещё люди. Даже если солдат был в полной его власти, он не должен был медлить. Ведь помощь была рядом. И могла ему помешать… Как только появился Александр, зверь бросился на него сразу же, не медля, а Святослава просто оттолкнул. Хотя он прекрасно мог нацелиться ему в шею. И он попал бы. Учитывая скованность командира, зверь бы точно не промахнулся. Но Святослав жив. И поведение зверя остаётся для него пока загадкой.

Витая в подобных мыслях, Святослав пытался заснуть. Все солдаты, находившиеся в шаттле, уже спали. И возможно, видели уже не первый сон. Не спал только Виктор, высокий солдат крупного телосложения. У него было прозвище Стена. Из-за его габаритов. Он был огромен. Хорошо стоял на ногах и ловко работал кулаками. В спаррингах, которые у солдат были регулярными, он никогда не был побеждён. Он был крепким орешкем и никто не мог свалить его с ног. Святослав несколько раз бился с ним. И несмотря на свою ловкость, на свою быстроту движений, он ни разу не мог победить Виктора. Он брал силой. И был очень устойчив. Казалось, что даже ураган не собьёт его с ног.

Виктор Стена был поставлен дежурить до полуночи. А после его должен был сменить Роман, который сейчас улыбался во сне. Наверное, солдату снилось что-то хорошее, доброе, светлое.

А вот Святославу не спалось. Как только он закрывал глаза и к нему начинал подкрадываться сон, ему слышалось дыхание зверя над собой и в сознании всплывал его взгляд. Умный. Проницательный. Глубокий. От этого солдат пробуждался от своей лёгкой дремоты… А вокруг всё было тихо. Ни дыхания, ни взгляда. Но как только солдат снова закрывал глаза, всё возобновлялось по-новому. Казалось, зверь был где-то рядом. И Святослав его чувствовал. Но чувства беспокойства в нём никакого не было. Он был спокоен.

И потихоньку Святослав заснул. Сон всё-таки одолел его…

…Проснулся солдат рано. Солнце поднялось ещё не высоко, но было уже довольно светло. Начинался новый день. Святослав поднялся и… перед ним предстала страшная картина — тела его солдат были жестоко растерзаны, а дверь шаттла открыта на распашку. Он был в замешательстве. Как?!!! Как это могло произойти?!!! Дверь запиралась изнутри. И перед сном он её несколько раз проверял. Часовой!!! Он тоже был растерзан. Виктор Стена! Ураган не мог сбить его с ног. А вот зверь… Зверь смог. А он опять остался… ЖИВ!!! Звери были в шаттле. И пропустить его они не могли. И в его голове промелькнула мысль, что зверь умышленно не тронул его. Но почему?! Что в нём такого?! Солдату начало казаться, что он с ним просто играет. В игру, понятную только ему одному. Запугивает его. Хочет что-то доказать. Может быть, для того, чтобы Святослав уговорил людей уйти отсюда, уйти с этой прекрасной планеты, хозяином которой является он, ЗВЕРЬ… Но человек от своего не отступит. Уж очень долго он летал по бескрайним просторам Вселенной, чтобы так просто взять и сдаться, отступить от своей цели, которая так близка.

Святослав связался с кораблём и поведал о случившемся. Его сообщение было также услышано всеми, кто находился на планете. Этого нельзя было скрывать. Тем более от тех, кто непосредственно сталкивается со зверем. И как выяснилось, его случай был не единственный, произошедшим в эту ночь. Нечто подобное случилось ещё с двумя шаттлами — двери были на распашку, а люди… В каждом из шаттлов живым оставался только один…

…Звери мстят. Они разрывают людские тела также, как люди разрывают ихние. Загадкой остаётся только одно — как зверь открывает дверь? Или же её открывают изнутри?! Эта версия сначала отбрасывалась. Какой нормальный человек откроет дверь врагу?!!! Но!!! Биолог Ольга Дмитриевна доказала обратное, проведя некоторые параллели. И дверь, как оказалось, действительно открывали изнутри…

Потенциальная угроза

Люди таят страшную опасность для самих людей…

Адмирал настолько тихо вошёл в лабораторию, что Ольга Дмитриевна не услышала его. Может быть, потому, что она что-то увлечённо рассматривала на мониторе компьютера. И всего происходящего вокруг для неё не существовало. Она была просто поглощена своей работой.

— Вы хотели меня видеть? — заявил о своём присутствии Воронин.

Ольга Дмитриевна аж вздрогнула. Отвлекшись от монитора и обратив свой взгляд на адмирала, она облегчённо вздохнула.

— Вы меня так напугали, адмирал! — призналась биолог.

— Приношу свои извинения. Не хотел, — промолвил в ответ Воронин. — А что вы там так внимательно рассматриваете, что даже не заметили моего присутствия.

— Вы присаживайтесь! — указала женщина жестом руки на рядом стоявший стул. — Разговор у нас с вами будет долгий и серьёзный.

— Что-то случилось? — несколько обеспокоено поинтересовался адмирал, подсев поближе к биологу.

— Случилось. Но всё по порядку, — говорила женщина. — Я рассматривала… строение мозга зверя, и кое-что обнаружила, — продолжила она, после чего взяла пульт и включила большую плазменную панель, висевшую у неё за спиной. Нажатием двух клавиш она перевела на неё изображение с монитора компьютера. На ней высветилось разноцветная картинка мыслительного органа зверя. — В его строении, в отличие от нашего мозга, я обнаружила две дополнительные части. Они находятся внутри каждого из главных его полушарий. Почти в самом их центре. Сначала я не придала этому значение. Но… от него в позвоночник тянуться отдельные нервные волокна, никак не связанные с другими волокнами.

— Мозг в мозге? — в недоумении заметил Воронин.

— Не знаю, — ответила биолог, — но в них сосредоточенно наибольшее число нейронных клеток. По моим предварительным подсчётам, нейронных клеток в этих частях гораздо больше, чем во всём его мозге…

— Продолжайте, — немного торопил её адмирал.

— Я осмелилась предположить, что именно эти участки мозга отвечают за регенерацию повреждённых тканей. Именно он активизирует и ускоряет регенерирующие процессы организма. Даже при повреждении самого мозга, если эти участки, — сделала она круговое вращение электронной ручкой, обрисовав их воздушным кругом, — не повреждены, они могут его восстановить и сохранить все его функции… Но, чтобы это подтвердить, или опровергнуть, мне нужен живой зверь. Особенно, если учесть недавние события.

— Какие? — с большим любопытством поинтересовался Воронин.

— Я перечитывала отчёты солдат, — сообщила ему женщина.

— У нас уже солдаты пишут отчёты?! — несколько удивился адмирал.

— Я попросила. Да и потом, один из них лейтенант, — заметила биолог.

— Могу я узнать причины вашей просьбы? — поинтересовался адмирал.

— Конечно, — кивнула женщина. — Ведь отчасти из-за этого я вас и позвала. — Кажется, нам открылись новые способности зверя, — спокойно, без излишних эмоций заявила она. — И я предполагаю, что они также заключены в этих частях мозга зверя.

— И какие же это способности? — не терпелось узнать Воронину.

— Гипноз. Судя по информации, переданной мне вчера пятью солдатами с планеты, зверь обладает техникой гипноза и телепатии, — говорила биолог.

— Во как! — Это довольно сильно удивило адмирала.

— Солдаты утверждают, — продолжала Ольга Дмитриевна, — что, оставшись со зверем один на один, они опускали своё оружие, тем самым открываясь перед ним. Самое интересное то, что они отдавали себе отчёт в том, что делают. Они понимали, что этого делать ни в коем случае нельзя, но ничего не могли с этим поделать. Будто они не владели своим телом. Но у них оставалась ясность мысли. При этом зверь смотрел им прямо в глаза проницательным, проникающим или пристальным взглядом. Тут они говорят по разному, но суть остаётся одна. И только во владении зверем техники гипноза я вижу объяснение таким неразумным действиям солдат.

— Но ведь, обычно, когда человек подвергается гипнозу, он смутно помнит, если помнит вообще, происходящее в этот момент и не ведает, что творит, — заметил Воронин.

— Да, — кивнула биолог. — Но, возможно, зверь обладает такой техникой гипноза, которая человечеству до сих пор неизвестна… Но это ещё не всё.

— Что ещё? — вид у адмирала был серьёзнее серьёзного.

— Вы, наверное, уже в курсе того, что сегодня ночью зверь пробрался во внутрь трёх шаттлов?

— Да, мне доложили об этом. Ума не приложу, как это у него получилось.

— Так вот… Живыми в этих шаттлах осталось только по одному человеку. Они остались целыми и невредимыми, — поведала Ольга Дмитриевна и сделала небольшую паузу, дав возможность адмиралу самому догадаться, к чему она ведёт.

Догадался он или нет, но промолвил:

— Продолжайте!

— Живыми остались именно те солдаты, которые подверглись гипнозу со стороны зверя. Их он не тронул.

— Вы хотите сказать, что… это именно они пустили их в шаттл?! — не мог поверить в это адмирал.

— Я подозреваю это. Солдаты, сами того не осознавая, открыли дверь в шаттл, запустив таким образом во внутрь зверя. И теперь они, возможно, в его власти. Зверь может манипулировать их сознанием так, как захочет.

— Но ведь с таким успехом он может манипулировать и другими солдатами.

— Если они не будут соблюдать осторожность, — заметила биолог.

— То есть? — просил пояснений Воронин.

— Солдатам категорически необходимо избегать встречи со взглядом зверя. Мне кажется, чтобы сознание человека взять под свой контроль, он должен установить с ним связь. И эту связь он устанавливает через глаза. Если хоть кто-то из людей попадёт в такую же ситуацию, как эти пятеро солдат, им необходимо сразу об этом доложить командованию. Или мне. Это может сохранить нашим людям много жизней, — пояснила Ольга Дмитриевна.

— Хорошо! — кивнул адмирал. — Это обязательно будет учтено.

— И ещё!

— Что?

— Этих пятерых нельзя оставлять на планете, — беспокоилась женщина. — Они представляют потенциальную угрозу для других. Их необходимо доставить на корабль, изолировать и взять под наблюдение.

— Изолировать?! — не совсем понял адмирал.

— Они могут представлять и для нас угрозу. Ведь мы не знаем, насколько далеко зверь может послать свою мысль. Солдаты могут быть в его власти и здесь, на корабле. Поэтому они должны быть под стражей.

— Я распоряжусь об этом. Они сейчас же будут доставлены на «Луну». — В этот миг адмирал достал мобильный радиопередатчик и отдал распоряжение Никитину. — Меня интересует один вопрос, ответ на который я бы очень хотел знать, — продолжил он. — Почему звери раньше не брали людей под свой контроль? Ведь наши солдаты неоднократно встречались с его глазами! Взять, к примеру, самое первое нападение. Святослав смотрел зверю в глаза. Но с солдатом тогда ничего не случилось. Марина Стройная. Она тоже смотрела в глаза зверю. И тоже ничего. Почему зверь проявил себя только сейчас?

— Я не могу ответить на этот вопрос, адмирал! — пожала плечами биолог. — На это может влиять множество факторов.

— Например?

— Время воздействия взгляда, состояние психики солдата в данный момент, предрасположенность человека к гипнозу. Или же зверь просто не знал, как подступиться к человеку. Ведь мы для него тоже неизвестная жизнь… А, может, у самого зверя активизировались какие-то участки мозга, открыв у него способность к гипнотическому и телепатическому воздействию на других… Для получения более точных данных о работе мозга зверя мне нужен живой зверь. Прошу, адмирал, учесть это. Это очень важно. Поняв его, мы, возможно, поймём, как с ним бороться.

— Мои солдаты в курсе этого, — ответил Воронин. — К сожалению, зверь не даётся нам живым. Но мы будем работать над этим, Ольга Дмитриевна.

Изоляция

Враг в твоей голове…

Комната была небольшой и практически пустой. Одна лишь кровать, где можно было спать, и небольшой столик, чтобы удобно было принимать пищу. Ничего лишнего. Комната была оформлена в светлых тонах, что не так удручающе действовало на лейтенанта Святослава Небесного. В таких же комнатах содержались и другие солдаты, которые оказались, по предположению Ольги Дмитриевны, во власти зверя. Их сочли потенциально опасными, таящими в себе, в недрах своего сознания, угрозу, которая может иметь страшные последствия для окружающих их людей, вплоть до уничтожения корабля. Они спокойно могли устроить саботаж. Этого и других трагических сценариев допустить было никак нельзя. И по отношению к солдатам были приняты жесткие меры. Когда им всё это объяснили, они ничего не имели против того, чтобы быть изолированными. Ведь, в конце концов, они не были арестованными. Они были просто под наблюдением. За их поведением следили психиатры и биологи, а также командование…

Восемь суток в полном одиночестве. Восемь суток в замкнутом тесном пространстве. Святослав осознавал ту угрозу, которая таилась в нём. Он чувствовал её в себе. Он чувствовал, что кто-то сидит в его голове, и что этот кто-то может в любую минуту спустить его на своих… как свою верную собаку на чужака. Зверь может управлять его сознанием и его действиями. И солдат ничего не может сделать против этого. Он не может с этим бороться. Сила разума зверя превосходит силу его разума. Святослав почувствовал это ещё тогда, в шаттле, когда увидел ту страшную картину, в реальности которой был повинен он. Это было страшно осознавать, осознавать то, что ты сам пустил врага. Но ещё страшнее было осознавать то, что ты являешься его марионеткой и не можешь противостоять его зову. Может быть, позже он и научиться этому, научится противостоять зверю, сможет освободиться от его власти, сможет стать свободным. Но пока он был в его власти, и как с этим бороться, он не знал. Каждый раз, когда он закрывал глаза, он чувствовал рядом дыхание зверя и видел его взгляд. Были моменты, когда солдату думалось, что зверь вот-вот появится в его комнате. Но страха не было. Скорее, было волнение. Как будто перед неизвестным, неведомым, загадочным. Спокойствие приходило только во время сна. Но солдат не знал, что творит «ночью». Хотя… Возможно, зверь знал, что Святослав сейчас взаперти и он ничего не сможет сделать по его указанию. И он ничего ему не приказывал. Но в покое он его не оставлял. Он всегда был на связи. И всегда держал его под контролем.

Дополнительные материалы:

Обращение к землянам


Похожие статьи: