Начало борьбы, или экстренный совет 1 страница

      Комментарии к записи Начало борьбы, или экстренный совет 1 страница отключены

Так было на Земле. Так будет и на Новой Земле…

А причины банальны: зверь увидел угрозу,

надвигающуюся на его планету…

Перед Советом адмирал Воронин зашёл к солдату. Тот всё рассказал ему в подробностях. Рассказал и то, что он думает об этом звере. Воронин внимательно выслушал солдата, но ничего не сказал. Они вместе направились в главный зал. На Совет прибыли офицеры, биологи, врачи и несколько солдат. Адмирал, не теряя ни минуты, взял слово.

— Уважаемые господа! — начал он. — Я думаю, многие из вас уже в курсе того, что две группы исследователей погибли на планете от рук неведомого зверя. Выжил только Святослав Небесный, — жестом руки указал он на солдата, — и Владимир Аринский. Он получил тяжёлое ранение и сейчас находится в лазарете. — Адмирал сделал небольшую паузу, после чего продолжил: — Мы толком не знаем, с кем мы имеем дело. Исходя из слов рядового Небесного, зверя довольно трудно убить.

— На моих глазах убитые нами звери вставали, как ни в чём небывало, и шли. Они были живёхоньки!!! — эмоции охватили Святослава.

— Но всё-таки одного зверя они унесли на себе, — заметил адмирал.

— Именно он ранил Вову, — поведал солдат. — И, кажется, я попал ему в голову.

— Вполне может быть, что это у них уязвимое место. Ольга Дмитриевна! — обратился Воронин к темноволосой пожилой женщине. Она была биологом. Пятьдесят четыре года. Рождена на корабле. — Вы работали с Мироновым Игорем Владимировичем. Получали его отчёты. Можете что-то сказать касательно этого зверя?

— Да, конечно, — поднялась женщина. — По данным Миронова, зверь имеет четырёхцепочную структуру ДНК. При этом все живые организмы на этой планете, которые Игорю Владимировичу удалось изучить, имеют двухцепочную структуру ДНК. До этого времени нам также встречались на тех или иных планетах живые организмы с одно- и двухцепочной структурой ДНК. Миронов и я, исходя из строения ДНК зверя, предположили, что этот зверь может обладать… некими возможностями, к одной из которых можно отнести и быструю регенерацию повреждённых тканей тела. Зверь просто не успевает умереть. Раны заживают очень быстро.

— Но всё-таки одного зверя они унесли на себе, — повторился адмирал.

— Солдат попал ему в голову, — ответила биолог. — Возможно, был повреждён мозг. А мозг, как вы знаете, является центром управления телом и теми процессами, которые в нём происходят.

— То есть мозг не смог восстановить себя?! — предположил Воронин.

— Возможно, для восстановления ему надо больше времени, — заметил Святослав.

— Это вполне вероятно, — поддержала солдата Ольга Дмитриевна. — Мозг — это очень сложный и очень тонкий орган нашего, да и любого другого организма. Зверя мы толком ещё не изучили. И говорить сейчас что-то определённое я не могу. Сейчас мы знаем только то, что зверь обладает быстрой регенерацией и необычной ДНК. В ходе его изучения могут выявиться ещё какие-нибудь возможности зверя.

— Какие есть предложения? Что будем делать? — обратился Воронин к офицерам. — Мы имеем, условно скажем, бессмертного сильного зверя с острыми зубами и не менее острыми когтями, о котором мы практически ничего не знаем. В ответ на это мы обладаем довольно мощным оружием.

— Если этот зверь является единственным препятствием к заселению планеты, то предложения только одно — уничтожить зверя, — смело заявил майор Никитин, невысокий светловолосый мужчина сорока двух лет. — Думаю, что против наших разрывных снарядов и мощных лазеров они не смогут устоять. Пусть даже они бессмертны, но когда их тело разлетится на части или насквозь прожжётся, думаю, что никакая молниеносная регенерация им не поможет. Зверь не должен нас останавливать.

— Может быть. И ещё… Я видел его глаза, — говорил далее Святослав, смотря в глаза Никитину.

— И что? — требовал Воронин разъяснений.

— Это были глаза далеко не зверя, — ответил солдат, переведя взгляд на адмирала. — У него был человеческий взгляд. Осмысленный. Умный. Они небездумно нападают. И не для того, чтобы прокормиться. Ни одного тела наших людей они не унесли с собой и не стали есть их там, на месте нашей стоянки.

— Может быть, они вернулись, когда вы улетели? — предположил майор.

— В природе не может быть такого, чтобы зверь убивал просто так, — вмешалась биолог. — У него должны быть причины. Это или угроза его жизни, или голод.

— Я об этом и говорю! — воскликнул Святослав. — У него были причины! Но какие?! Есть они нас не стали. Угрозы мы для него не представляли. Мы тихо и мирно спали, никого не трогали. А они напали группой, ночью, когда все спали, когда мы не были готовы. Они поступили хитро. И умно.

— Святослав, я тебе ещё раз говорю, что они, возможно, вернулись, когда ты с Владимиром улетел, — настаивал на своём майор.

— Сомневаюсь я в этом. Сильно сомневаюсь. Когда высадимся, тогда и посмотрим, что я прав, — говорил солдат уверенно, истинно веря в свои слова.

— Не хочешь ли ты сказать, — заговорил адмирал, — что этот зверь разумный?

— Вполне может быть.

— Это слишком смелое заявление, — вступил в разговор капитан Орлов. Высокий худощавый мужчина сорока пяти лет. — Ты толком не знаешь этого зверя. Видел его только раз, — говорил он солдату. — Но при этом ты заявляешь, что он разумный. Хотя следов разумной жизни мы не обнаружили.

— А в чём заключается, по-вашему, разумная жизнь?! — спросил его солдат.

Орлов несколько замялся. Он не знал, что ответить на этот вопрос. А солдат продолжал:

— О разумной жизни мы судим, исходя из данных о нашей расе. И не допускаем той мысли, что разум может иметь и другие формы. Это — неизвестная планета. И нам неизвестно, каким образом тут происходила эволюция, какими путями развивалась здесь жизнь.

— Так! Не отвлекаться от темы! — призывал всех Воронин. — Ты, — повернулся он к солдату, — утверждаешь, что этот зверь разумный.

— Я этого не утверждаю, — заметил Святослав. — Но я не отрицаю такой вероятности. И я думаю, что это следует учесть, даже если разумным он и не является. Мы всё-таки не знаем, с кем имеем дело. А воевать, смотреть в лицо опасности придётся нам, рядовым солдатам. Если зверь окажется действительно разумным, то он будет вести войну со своей тактикой. Он будет думать, как уничтожить противника. И он не будет бездумно нападать… Он будет играть по своим правилам. И я хочу, чтобы к зверю отнеслись. как к разумному существу, как к достойному противнику. Лучше переоценить врага, чем недооценить его. Возможно, это сохранит больше наших жизней.

— Миронов в своих отчетах также упоминал о возможности наличия у зверя интеллекта, — поведала Ольга Дмитриевна, видя неверие со стороны капитана.

— Хорошо! Возьмём ваши слова на вооружение. Что вы ещё можете сказать о звере? — Воронин довольно серьёзно отнесся к словам солдата и биолога.

— Зверь не будет бросаться на машины, — говорил далее Святослав. — Они уже поняли, что внутри шаттла нас не достать. Поэтому ведение с ними войны из шаттлов не даст никаких результатов. Они не вылезут из своих укрытий. Они не полезут под пули, если будут уверены в том, что не смогут нас достать, что не смогут в ответ нанести нам вреда. Под прикрытием с воздуха — может быть.

— Я это понимаю, — задумался Воронин. — Предлагаешь брать его на живца?

— Да, — кивнул солдат. — А шаттлы будут нас прикрывать. И ещё одно, адмирал! — после небольшой паузы продолжил он.

Адмирал очень внимательно слушал солдата. И он говорил.

— Хотелось бы обратить ваше внимание на то, что зверь живёт на этой планете довольно долго. Возможно, многие тысячи лет. Это его дом. И он знает эту планету вдоль и поперёк. А мы, в отличие от него, не знаем о ней практически ничего.

Адмирал послушал солдата. Но ответил он не сразу. Он думал. Размышлял о дальнейших действиях. Он отдавал себе отчёт в том, что зверь толком им неизвестен. Да и планета действительно малоизученна. Святослав прав. За что ценил Воронин рядового Небесного, так за его прозорливый ум и умение видеть достоинства противника. Данных о планете очень мало. В то время, когда зверь знает о ней всё. И, возможно, разумный зверь. Адмирал изучал историю войн на планете Земля. От древних времён до современности. И в большинстве случаев исход битвы решала местность. Кто лучше её знает и разумно сможет воспользоваться её особенностями, у того шансы на победу значительно увеличивались. Да и потом, необходимо составить карту планеты и разбить её на квадраты. Чтобы людям легче было на ней ориентироваться.

И адмирал изложил следующее:

— Значит, будем готовиться! Всех командующих отрядами и, в первую очередь, солдат ввести в курс дела. Чтобы они знали о звере всё, что знаем о нём мы. И предупредите их о возможных опасностях, с которыми им придётся столкнуться. Информации о звере у нас очень мало. И поэтому мы проведём разведку, чтобы собрать как можно больше данных о планете. И, если повезёт, о звере. Я твёрдо уверен, что сначала необходимо больше узнать именно планету, изучить её рельеф, климат, растительность, и другие её особенности, — он поочерёдно обвёл всех взглядом и продолжил: — и, по возможности, о звере. Осматривать планету мы будем в шаттлах. Людей высаживать только в исключительных случаях и только под прикрытием с воздуха. Заодно, мы проверим, есть ли у этих зверей оружие.

— Оружие?! — изумился капитан Орлов.

— Да, капитан, оружие, — твёрдо сказал адмирал. — Мы… должны… всё… прощупать. Через семьдесят два часа мы вышлем несколько групп в разные точки планеты. На разведку. Пусть присмотрятся.

— А может… сразу армией нагрянуть? — предложил майор Никитин.

— И где ты будешь искать зверя?! — поинтересовался адмирал. — Мы не знаем, где он укрывается. — Небольшая пауза. — Поэтому, — продолжил адмирал, — сначала надо изучить местность и, по возможности, противника. Сразу лезть на неприятности не стоит. Первый раз мы не знали, что и кто нас там может ждать. Сейчас знаем. И попробуем узнать ещё больше… Может так случиться, что это ложная тревога. Тогда мы просто заселим эту планету и спокойно заживём. А может, мы действительно столкнёмся с разумным зверем. Тогда придётся побороться за новый дом. И сразу кидать целые армии прямо в логово зверя, где он знает каждый клочок земли, а мы не знаем ничего, будет бессмысленно. И возможно, опасно. Остальным кораблям я всё сообщу. Пусть тоже готовятся. Думаю, что следует готовиться к тяжёлой борьбе. Лучше переоценить врага, чем недооценить его, — повторил Воронин слова солдата. — А пока будем собирать информацию. Мы должны или уничтожить зверя, или показать, что мы сильнее его. Эта планета должна быть нашей.

— Следует учесть ещё тот факт, — вмешался Святослав, — что планета на его стороне. Она усыпила мою бдительность.

— Поясни! — требовал адмирал.

— В первые дни пребывания на планете, — говорил солдат, — я чувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Мне казалось, что за нами кто-то следит. Такое ощущение продлилось у меня два дня. Затем оно ушло. И больше не беспокоило меня ни минуты. Я стал об этом забывать. И, думаю, что этому способствовала сама планета.

— Каким образом?! — скептически промолвил Воронин.

— Она создала вокруг нас умиротворённую атмосферу, — ответил солдат. — Все эти дни стояла прекрасная тёплая погода: ясное небо, светлое солнце, тихий ветер, приятный шелест листвы. Мы просто радовались всей той красоте, которая окружала нас. Не могли мы не поддаться эмоциям. После стольких лет жизни здесь, — развёл парень руками в стороны, — планета нас просто увлекла своей красотой. И все мысли об опасности улетучились бесследно. Мне кажется, что планета живая, и что именно она помогла зверю расправиться с нами.

— Послушай, Святослав, — начал адмирал с небольшой ухмылкой на лице, — я, конечно, понимаю, что у тебя сильно развита фантазия, но это, по-моему, уже слишком. Планета живая! Это абсурд! На ней есть жизнь. Причём, богатая жизнь. Но чтобы планета была живая… Ты ещё скажи, что она обладает душой!!! Я думаю, что все, собравшиеся здесь, согласятся со мной, что ты начинаешь уже много придумывать. Вот только не знаю от чего больше: от страха или от тех впечатлений, которые ты получил на планете.

— Вы можете мне не верить, — грустно вздохнул солдат. — Это ваше право. Но… может всё-таки стоит поменять свои взгляды.

— Святослав! — промолвил Орлов. — Мы вступаем в противостояние со зверем. Поэтому нам сейчас не до сказок. Пусть твои фантазии останутся при тебе. Не надо всего «преукрашать», — иронично добавил капитан. — И я надеюсь, что касательно зверя ты тоже много навыдумывал.

Солдат ничего не сказал в ответ. Они не верят. Пусть. Это их право. Но он останется при своём мнении. Каждый смотрит на мир через свою призму мировосприятия.

Совет решил, что люди должны остаться и, если потребуется, вступить в противостояние со зверем. В них люди увидели возможную угрозу. И Совет решил эту угрозу устранить. Человечество, после долгих скитаний по бескрайней Вселенной, наконец-то, нашло подходящую для себя, для своего существования планету. И они устранят все преграды, которые мешают им стать здесь полноправными хозяевами. Вплоть до того, чтобы уничтожить какого-то зверя. Так было на Земле. Так будет и на Новой Земле. Человек — хозяин. И ему должны подчиняться.

— Адмирал! — подошёл Святослав к главнокомандующему, когда собрание завершилось. — Можно к вам обратиться?

Воронин прекрасно видел, что солдат хочет о чём-то попросить. И просьба его, возможно, деликатная. Его выдавало несколько обеспокоенное выражение лица, которое вместе с этим было довольно серьёзным. Глаза суетливо бегали из стороны в сторону, изредка останавливаясь на безмятежном взгляде адмирала.

— По личному вопросу?

Святослав несколько удивился этой реплике. «Как он догадался?» — мелькнуло у него в голове. Но парень не пытался найти ответа на свой вопрос.

— Да. По личному вопросу, — кивнул он.

— Обращайся!

— Это касается Каролины. — Солдат замолк. Несколько замялся.

— Ну говори! Чего ты ждёшь? — торопил его адмирал.

— Дело в том, что Каролина хочет вступить в силы десанта.

— Что тебя удивляет? У нас на кораблях все военнообязанные, — спокойно промолвил Воронин.

— Я знаю. Но женщины у нас призываются в крайних случаях, — заметил солдат.

— К чему ты клонишь?

— Каролина хочет отправиться на планету вместе с первыми военными. Она хочет записаться добровольцем. Но движима она желанием не со зверем бороться, а планету увидеть. Она прямо горит этим желанием! — беспокойно говорил солдат. — Я хочу попросить вас отказать ей в этом. Ведь это может быть для неё опасно. — Святослав понимал, что это может быть опасно и для каждого солдата, который отправится на планету. Но он не стал акцентировать на этом внимания. — Она может погибнуть. А крайний случай ещё не наступил. И я надеюсь, что не наступит.

Адмирал погрузился в свои размышления. Для него это было вполне ожидано. Девушка так стремилась на планету. И он уже пообещал ей, что она отправится на неё. Вместе со следующей группой. Но теперь… об этом не может быть и речи. Она знала об этом. Она знала, что из-за случившегося нападения адмирал в ближайшее время не отпустит её. Видимо, желание увидеть планету под атмосферой, увидеть, какая она там есть, сильнее страха. Хотя… скорее всего, девушка просто не понимает той серьёзности сложившейся ситуации. Эмоции глушат разум. И она придумала такой ход — вступить в силы десанта сразу. Нет, такого допустить нельзя.

— Да, порой, эта девушка меня удивляет! — наконец-то, промолвил адмирал. — Вроде бы взрослая женщина, а ведёт себя, как маленький ребёнок.

— А, может быть, таким и надо быть?! — заметил солдат.

— Говоришь, планету увидеть желает? — поинтересовался в ответ Воронин.

— Да, — коротко ответил солдат… Затем продолжил: — Вы не должны позволить ей лететь туда именно сейчас.

— Я не позволю. Не переживай! — уверил его адмирал. — Хотя с высоты она может на неё взглянуть.

— Что вы имеете в виду?! — забеспокоился Святослав.

— Думаю, что Каролина может полететь туда. Правда, без высадки. Отправим туда шаттл с ней на борту. Во время разведки. Шаттл полетает немного, а Каролина пусть полюбуется красотами, и вернётся на «Луну». Может, успокоиться.

— А десант?!

— Она не вступит в него, пока не наступит крайний случай. За это не переживай, — успокоил его Воронин.

— Спасибо вам, адмирал! Огромное спасибо! — был очень рад солдат.

— Не за что! — спокойно ответил адмирал.

Сигнал

Они всё-таки вышли на связь…

Тут в зал, запыхавшись, спешно вбежала Каролина. Вид у неё был довольно взволнованный.

— Адмирал!… Адмирал! — говорила она.

— Что случилось?!

— Вторая группа вышла на связь. Просит забрать их с планеты. На них тоже напали звери. Выжили не все. Есть раненные.

— Наконец-то! — выдохнул Воронин. — Майор! — обратился он к Никитину, который ещё не покинул зал. — Распорядитесь выслать шаттл на планету. Причину вы слышали. Пусть эвакуируют оставшихся в живых людей.

— Есть, адмирал! Разрешите выполнять!

— Разрешаю, — кивнул тот. И майор спешно покинул зал.

— Они ещё на связи?! — повернулся Воронин к Каролине.

— Думаю, что да. Идёмте скорее!

— Разрешите мне пойти с вами! — попросился Святослав.

— Идём, — разрешил адмирал.

Главный зал был расположен рядом с пилотной, где и были расположены радиопередатчики. В силу этого, не прошло и минуты, как адмирал говорил со второй группой.

— Говорит адмирал Воронин. Доложите обстановку.

— Мы окружены, адмирал! — говорил Коля дрожащим голосом. — Эти ужасные существа сжимаются кольцом вокруг нашего шаттла. Мы еле от них отбились и закрылись в машине.

— Сколько вас осталось?

— В живых осталось трое. Один солдат ранен. Он истекает кровью. Ему срочно нужна медицинская помощь. Прошу скорее забрать нас отсюда! — взмолился солдат. — Этих гадов нельзя убить. Пули их не берут.

— Не беспокойтесь! За вами выслали шаттл. Он скоро прибудет и заберёт вас, — пытался успокоить того адмирал. — А почему сами не эвакуировались? — задал он следом логичный вопрос.

— Двигатели вышли из строя. Я не могу их запустить. Да и панель управления разбита. Шаттлом невозможно управлять.

— Почему на связь вышли только сейчас?

— Мы только сейчас попали в шаттл. Спрятались от этих тварей. Но они уходить не собираются. Ждут, что ли чего-то?

У Святослава появилось на душе какое-то беспокойство. Предчувствие чего-то нехорошего. Ему казалось, что в речи Николая что-то не так. Но что?!

— Адмирал! Эвакуатор необходимо немедленно предупредить, чтобы они были предельно осторожны. Это может быть ловушка, — волновался солдат.

— Ловушка?! — удивился Воронин.

— Может быть, и нет, — ответил Святослав. — Я не уверен. Но лишняя осторожность не помешает.

— Само собой! — Адмирал взял микрофон и связался с уже вылетевшим шаттлом-эвакуатором.

— Семь-Э слушает! — послышалось в динамике.

— Говорит адмирал! Будьте там предельно осторожны. Есть вероятность, что это ловушка. Поэтому, в случае непредвиденных ситуаций открывать огонь на поражение. За вами я сейчас же высылаю ещё один шаттл. Для огневой поддержки.

— Принято, адмирал!

— Конец связи!

После этого он тут же, не сходя с места, по мобильному передатчику, связался с Никитиным.

— Говорит адмирал Воронин. Срочно выслать на планету второй шаттл для огневой поддержки эвакуатора. Это приказ.

— Будет выполнено! — ответил майор.

— Надеюсь, что они расскажут нам что-то новое об этом загадочном звере, — твёрдо изрёк адмирал.

После этого с помощью красавицы Каролины он оповестил остальные корабли-ковчеги о подходящей для жизни планете, возникшем препятствии и решении о дальнейших действиях.

— Держать меня в курсе всех событий, — приказным тоном сказал он Каролине, и покинул пилотную.

Зверь начал крепко овладевать его мыслями, закрадываясь к нему в душу. Надежда на быстрое и спокойное заселение планеты вдруг пошатнулась. Хотя это могло быть всего лишь ложной тревогой. Но надо быть готовым ко всему.

Святослав направился на смотровую площадку. Она находилась в самом верху корабля-гиганта и представляла из себя стеклянный купол, упрочнённый металлическими перегородками и фермами. Здесь можно было полноценно любоваться звёздами… И другими космическими предметами и явлениями.

А корабли: «Ветер», «Метеор», «Комета», «Молния», «Буран», «Звезда» и «Сияние» — с далёких глубин космоса начали стягиваться к планете, будто саранча к богатому злаками полю. Зависли они над планетой во главе с «Луной», будто скрытая угроза. Вроде пришли с миром. Но чтобы завладеть землями, без устали рождающими жизнь. Теперь они выжидали удобного момента, когда смогут свободно ступить на них и стать полноправными хозяевами. Так было на Земле. Так будет и на Новой Земле.

Другое мнение

Сколько людей на… корабле,

столько и мнений…

Адмирал Воронин направился в больничное отделение, чтобы проведать Владимира. Его волновало не столько состояние солдата, сколько его взгляд касательно неведомого зверя. Парень уже пришёл в себя и листал какую-то книгу. Одну из многих, которые люди спешно брали на космический ковчег при побеге с Земли. На её потёртой тёмно-синего цвета обложке были золотом вытеснены буквы. Наверное, автор и название книги. Адмирал не мог разобрать, что там было написано. Хотя, особо он и не старался этого сделать.

Когда Воронин вошёл в палату, Вова хотел было встать перед главнокомандующим, чтобы встретить его не лёжа, а хотя бы сидя. Но как только он это сделал, его раны дали о себе знать, резко резанув его спину ужасной болью, чего не могло скрыть его лицо с искривленной гримасой.

— Не вставай! — поспешил сказать адмирал, увидев выражение лица солдата. — Лежи!

Владимир обратно лёг.

— Как чувствуешь себя, солдат! — ради приличия поинтересовался Воронин.

— Нормально, — равнодушно ответил Вова.

Адмирал пододвинул ближе к койке стул, одиноко стоявший в правом углу палаты, и удобно на него уселся, облокотившись спиной на его спинку.

— Скажи мне, Вова, что случилось на планете. Я хочу услышать твою версию.

Вова вспомнил тот ужасный момент и прокрутил его в своём сознании. Момент, который унёс жизни почти всех участников экспедиции. Момент, когда он проснулся от звуков выстрелов. Его бросило в лёгкую дрожь, а к горлу подобрался тяжёлый комок от той картины, которую он отчётливо помнил. Все замертво лежали на земле, жестоко растерзанные свирепым зверем. Только командир оставался пока живой. Он отчаянно отбивался от этих тварей. И он им, двум солдатам, даже спас жизнь. Ведь именно он обратил их внимание на зверей, крадущихся к ним со спины. Ступали они очень тихо. И звука даже малейшего не издавали. Солдаты их не слышали, не чувствовали их скорого приближения. Даже Святослав со своим чутким восприятием мира не обнаружил их. Хотя виной этому могло быть множество факторов. Внезапность нападения. Или же командир, который был в страшной опасности, и которого необходимо было спасать. В тот момент именно на этом было сосредоточено внимание солдат. Именно к нему они спешили, чтобы попытаться отбить его от зверя. Их невнимательность, хотя, наверное, правильней сказать, растерянность, сыграла бы для них роковую ошибку… Если бы… Если бы не командир. Он спас им жизни. А сам был жестоко растерзан зверьми…

Солдаты успели спрятаться в шаттле. Правда, зверь достал Владимира, оставив кровавый след на его спине. Теперь шрамы всегда будут напоминать ему об этой холодящей кровь жестокой схватке. От этой мысли его раны отдали несильной болью. «Что было бы, если бы Святослав тогда не успел выстрелить?!» — подумалось вдруг Владимиру. На его высоком лбу выступили маленькие капельки пота. Наверное, когда ты осознаёшь тот факт, что ты несколько часов назад чуть не ушёл из жизни, тебе становится в некоторой степени страшно. И ты постоянно задаёшь себе навязчивый вопрос: «А что если бы…?!»

— Мне об этом страшно вспоминать, — дрожащим голосом ответил адмиралу солдат.

— Я прекрасно тебя понимаю, — говорил Воронин. — …Но мне надо знать твоё мнение о звере. Сколько их было? Что ты о нём думаешь?

— Сколько их было? — повторил Вова, отправив эти слова в никуда. — Не знаю, — отрицательно покачал он головой. — Некогда было считать. Отстреливались мы. Но их было много. И из темноты появлялись всё новые и новые эти твари. Расправлялись они быстро и жестоко.

— Святослав утверждает, что этот зверь разумный, — заявил тут адмирал.

— Разумный?!!! — удивлённо, и не особо этому веря, воскликнул солдат.

— Он допускает вероятность, что он обладает интеллектом.

Солдат устремил свой взгляд в металлический потолок палаты. Он думал.

— Разумный, — продолжая смотреть в потолок, уже тихо и спокойно промолвил Вова. — Не знаю даже, что сказать. Поступил зверь, конечно, довольно разумно. Напал ночью, когда все спали. И подозреваю, что первой их жертвой стал часовой. Иначе он поднял бы тревогу. А насчёт интеллекта… Не знаю, адмирал, не знаю. Лично мне показалось, что это просто дикий зверь. Мы ему не знакомы. А всё неизвестное, как говорится, пугает. И зверь напал на нас.

— Его действительно тяжело убить?

— Что правда, то правда. Это я лично своими глазами видел. Они будто бессмертные. Ты в них стреляешь, они падают. Но через пару минут они встают — и снова идут на тебя.

— По предположению наших биологов, у них очень быстрая регенерация повреждённых тканей. Наверное, именно поэтому их тяжело убить.

— А вторая группа… вернулась? — осторожно поинтересовался Владимир.

— Нет. Они не выходили на связь. И мы не знали, что с ними. Но, к счастью, десять минут назад они связались с нами.

— Сколько их осталось в живых?! — переживал солдат.

— Трое. Я послал за ними шаттлы.

— Но на них тоже могут напасть! — испугался Вова. — Эти звери никого не щадят. Они идут и убивают. В них нет ни капли жалости.

— Не беспокойся! Группы предупреждены об опасности. Одна группа забирает пострадавших, вторая прикрывает с воздуха. Надеюсь, звери не умеют летать.

— А кто его знает?! — воскликнул солдат. — Так… а что Святослав про зверя говорит? — было ему очень интересно узнать. Он знал о развитой фантазии этого парня, и хотел бы узнать ещё что-нибудь из того, что он думает о звере и что он уже рассказал о нём другим. Ему бы сказки писать, говорили многие. И эти многие не понимали его.

— Много чего интересного… Но в чём-то он, может быть, даже и прав. Да и потом, зверь действительно может оказаться разумным. Ведь мы о нём практически ничего не знаем.

— Лично я ничего такого в нём не увидел. Я видел в нём всего-навсего дикого зверя, который уничтожил всю нашу экспедицию.

— А ты в глаза ему смотрел? — неожиданно спросил адмирал.

— Кому? Зверю?!

— Да.

— Нет.

— А Святослав говорит, что смотрел.

— И что он там увидел?

— Говорит, что это были глаза далеко не зверя. Это был осмысленный взгляд, умный. Святослав утверждает, что на него смотрело разумное существо.

— Из-за этого мы покинем планету?! — несколько разочарованно поинтересовался Вова, боясь услышать положительный ответ.

— Нет, — твёрдо ответил адмирал. — Планета идеально для нас подходит. И мы здесь остаёмся. И, кем бы он не оказался, если этот зверь встанет у нас на пути, то мы будем с ним бороться. За планету. За наш новый дом. Я просто так не сдамся.

— Мне нравится ваш запал, адмирал! — воодушевлённо ответил Владимир. Надо сказать, что за то время, которое он провёл на планете, за те тридцать дней, он успел влюбиться в неё. И он хотел бы на ней остаться. Ведь неизвестно, встретишь ли в недрах бесконечной Вселенной ещё одну планету, подобную этой. Они очень долго искали её. И какой-то зверь не должен им помешать поселиться на ней. Люди обязательно найдут способ, чтобы одолеть «бессмертного» и жестокого зверя.

— Ты отдыхай! — неспешно поднялся Воронин со стула. — Выздоравливай! И восстанавливай силы! — искренне пожелал он солдату.

— Буду стараться, — твёрдо ответил Вова. — Как только раны затянутся, я готов снова отправиться на планету.

— Я буду иметь это в виду, — промолвил на это адмирал.

И на этой ноте главнокомандующий покинул палату, снова оставив Владимира в гордом одиночестве. Солдат погрузился в свои мысли. Он думал о звере. И о том, что он якобы разумный. Обычный зверь с интеллектом! И где его только Святослав в нём увидел?! Вову брали смутные сомнения. По его твёрдым убеждениям, если бы эти звери были действительно разумными, если бы они действительно обладали интеллектом, то здесь, на планете, было бы то, что хоть как-то можно назвать цивилизацией, а не дикой стаей зверей. Видимо, опять фантазия разыгралась у человека. Это так на него похоже. Ему бы действительно сказки писать.

Эвакуация

Ненасытный зверь…

Шаттлы успешно прошли атмосферу планеты. По датчикам слежения они быстро обнаружили местонахождение второй группы, и тут же направились к ней. Было темно. Эта часть планеты была ещё отвернута от яркой звезды. Но мощные прожекторы прекрасно рассеивали лежащую впереди темноту.

Стас попытался связаться с потерпевшими от нападения людьми. Он хотел предупредить их, что они уже на подходе, что они рядом.

— Второй! Второй! Говорит Семь-Э! Ответьте! Второй! Говорит Семь-Э! Ответьте!

Но в ответ — тишина. Динамик бесшумно молчал.

Дополнительные материалы:

Повышение температуры тела у ребенка — Неотложная помощь \


Похожие статьи: