Глава 4. роботы. шанс на победу

      Комментарии к записи Глава 4. роботы. шанс на победу отключены

Новый адмирал

Чем больше власти,

тем больше ответственности…

Гибель адмирала Воронина была огромным ударом для всего оставшегося в живых человечества. Невосполнимой утерей. Этот человек своим умом и сообразительностью, холодностью и выдержкой когда-то давно, ещё сорок лет назад, заслужил это звание и по справедливости занял его. Он стал не просто адмиралом. Он стал лидером всего человечества. И посвятил себя, свою жизнь и эмоции сохранению рода человеческого. Он часто говорил, что пока он живёт на этом свете, люди будут жить вместе с ним. Но его не стало. Когда-то это должно было случиться. И случилось. Из-за ошибки, которую он допустил, когда стремительно бросился в логово жестокого зверя, коварного врага человека. Он даже ни на малейшую секунду не предположил, что это может быть ловушка. Он думал о людях. Несмотря на свою строгость, порой, даже жестокость, он всё время думал о них. И ради них жил. Жил ради того, чтобы однажды найти планету, подходящую для их жизни. И вот люди нашли такую. Прекрасную, живую планету. Они нарекли её Новой Землёй, ибо она была похожа на Землю, планету, оставленную, брошенную людьми в далёком и недостижимом космическом пространстве, оставленную там, в недрах Млечного пути, находящегося в десятках триллионов световых лет отсюда…

Люди нашли Новую Землю, новый прекрасный дом. И тут какой-то зверь наглым образом! мешает им здесь поселиться, встав у них на пути. И тогда, в тот роковой день, адмиралом овладели эмоции. Злоба и презрение. К врагу. Они переполняли его. Он хотел как можно быстрее расправиться со зверем. И позволить людям, наконец-то, спокойно ступить на поверхность планеты. Ступить не для войны, а для жизни и мира. Эмоции захлестнули адмирала, и он не подумал о возможной ловушке, искусно устроенной зверем. Не подумал, и поплатился за это жизнью. Своей собственной жизнью и жизнью сотни солдат.

И теперь кто-то должен занять его место. Стать лидером всего человечества.

Несмотря на то, что среди офицеров было немало сильных духом и телом кандидатур на звание адмирала, гибель Воронина несколько пошатнула уверенность людей в «завтрашнем дне». Может быть, это было дело привычки. Ведь сорок лет человек был лидером. И каждый раз оправдывал это звание. А может быть, неуверенность в новом лидере. В его качествах. Это они СЕЙЧАС достойны. Но ведь неизвестно, как они себя поведут в экстренной ситуации. Воронин был не только главным над людьми. Он был хранителем их жизней. И он чётко понимал, какой огромный груз ответственности на нём лежит. Неимоверно огромный. И он его стойко пронёс через всю свою жизнь. И люди были уверены в этом человеке…

Но новый адмирал должен быть. Ибо корабли начнут жить своей отдельной жизнью. Человечество расколится на части, будут жить своими группами, кораблями, и дисциплина падёт. И люди станут слабее перед зверем, своим жестоким врагом, который стал у человечества на пути. Это даст врагу привилегии, перевес сил. И победа обязательно окажется в его руках. Люди должны оставаться сплачёными. Единым целым. А для этого им нужен новый лидер, готовый своими уверенными действиями повести и вывести человечество в Новую жизнь.

Новое оружие

Люди не сдаются…

Они продолжают упорствовать…

Адмирал Никитин был в своей каюте и раздумывал над своими дальнейшими действиями. В его планы входило в самое ближайшее время начать переселение людей на планету. Хотя бы с одного корабля. Выстроить дома из дерева и, наконец-то, занять новую планету. Возможно, необходимо будет посадить на поверхность планеты корабль. Адмирал рассчитывал на то, что зверь испугается такой махины, увидит мощь человека и уйдёт с его пути. Правда, что останавливало Никитина, был риск. Таким образом люди безвозвратно потеряют один из своих кораблей-ковчегов. Ибо если посадить такого огромного гиганта на планету, он уже никогда не взлетит. С такой огромной массой в сотни миллионов тонн, которой обладал корабль, он просто не сможет преодолеть силу притяжения планеты. Мощность двигателей не позволит. Они предназначены для передвижения гигантов по космосу, по безвоздушному пространству. И именно это пока останавливало адмирала вот так вот взять — и посадить корабль.

Его мысли прервал стук в дверь. Адмирал неспешно подошёл и отворил её. На пороге он узрел Нилова Константина Валентиновича. Это был невысокий седовласый старичок. Заядлый физик со стажем. И некоторые усовершенствования «Луны» были внедрены благодаря именно этому человеку.

— Извините меня, адмирал, за столь неожиданный визит, — говорил старик несколько грубоватым голосом. — Надеюсь, я вас не сильно отвлёк!

— А что вы хотели? — поинтересовался в ответ Никитин.

— Вам надо пройти со мной в мою лабораторию, — поведал физик.

— Зачем?

— Там всё узнаете и… увидите.

— Заинтриговал! Я надеюсь, это что-то важное?!

— Я бы не стал забирать ваше время по пустякам.

— Ладно, идём, — промолвил адмирал и, заперев дверь своей каюты, направился вслед за Константином Валентиновичем. Он знал этого человека достаточно хорошо. И он знал, что этот заядлый физик действительно не будет отвлекать его по пустякам.

— Так скажите, хоть речь о чём? — любопытство брало верх над терпением.

— Немного терпения, адмирал! Сейчас всё сами увидите, — ответил физик. — Единственно, скажу, что я не говорил вам об этом, пока работа не была завершена. Боялся, вдруг не получится. Правда, об этом знал адмирал Воронин, светлая ему память!

Адмиралу оставалось только ждать. Ждать того самого момента, когда он переступит порог лаборатории Нилова и узнает, чего же такого интересного выдумал физик. Они вошли в лифт и направились на триста восемнадцатый уровень, где располагался один из лабораторных корпусов на «Луне».

Лаборатория Нилова была очень просторной. Она напоминала небольшой производственный цех около тридцати метров длиной и восемнадцати шириной. Здесь была куча всяких приборов, аппаратов, несколько стеклянных камер для проведения различного рода экспериментов, восемь компьютеров, и многое другое. Здесь были даже токарные станки для изготовления необходимых для экспериментов и сборки приборов тех или иных деталей. И возле каждого сейчас суетился человек. Но Нилов все их мигом проскочил, направившись в самый дальний угол, где, прикрытые белой простынёй, стояли, однозначно, какие-то механизмы. Их было пять штук. И они имели довольно внушительные габариты.

— Вот это — наше новое оружие, адмирал! — промолвил физик, и стянул простыню с одного из механизмов.

И перед Никитиным предстал… человекоподобный робот. Высота около пяти метров. Длина ходовой части, то есть ног, была три метра. Корпус, установленный на поясной платформе, равнялся двум метрам. Длинна рук, на которых были установлены лазерные пушки, — три метра.

— Робот! — удивлённо промолвил адмирал.

— Робокостюм, — ответил Нилов без лишних эмоций. — Правда, я называю его робоскелет.

Адмирал медленно обошёл механизм, всматриваясь в каждую деталь. Дааа, выглядел он внушительно.

— Видя, что люди несут большие потери, а зверя не убывает, я предложил адмиралу Воронину свою разработку. Он поддержал мою идею и дал разрешение на попытку создания этой машины… И разбор трёх шаттлов. Собственно, из деталей которых и были построены эти робоскелеты. Егор помог создать нам программу, которая имитирует движения зверя на экране, — говорил физик.

— Нам? — переспросил Никитин.

— Над этим скелетом, помимо меня, работали ещё главный механик Гаврилов Владислав Михайлович и нейрофизиолог Дементий Ян Фёдорович. Так вот, Егор создал нам программу. И работая с движениями зверя, его скоростью, мы разработали робоскелет, который по скорости значительно превосходит зверя. Но даже если где-нибудь в расчётах была допущена ошибка, и зверь окажется гораздо быстрее, то броня робоскелета защитит человека от его когтей и клыков. Он умеет летать в воздушном пространстве, то есть в атмосфере планеты. Корпус вращается на 360 градусов вокруг своей оси. Голова — на 180. В зрительные датчики вмонтирована система оптических устройств, способных видеть в кромешной темноте и непроглядном тумане. Также она может работать в инфракрасном режиме. Эта система может фиксировать и различать любые объекты, находящиеся на расстоянии до десяти километров. Помимо этого, он вооружен четырьмя лазерными пушками, работающими на водородных батареях.

— Две пушки вижу. А где же… ещё две?! — изумился Никитин, не обнаружив таковых на теле робота.

— Они в руке. Внутри. Выезжает во время необходимости.

— А почему только лазерные пушки? Почему нет автоматов?

— У нас осталось очень мало ингридиентов для создания пороха. И может так случиться, что в скором времени мы откажемся от снарядов. А водорода в космосе валом.

— Ясно.

— В руки и ноги робота, — продолжал Нилов, — также вмонтированы большие острые ножи с самозатачивающимися лезвиями, которые выезжают в случае необходимости.

Адмирал молча снизу вверх взирал на грозного робота, стоявшего сейчас тихо и смирено.

— Этот робоскелет позволит значительно сократить человеческие жертвы, если не свести их на нет. Управляется данный механизм человеком изнутри. — В этот момент Нилов подошёл к роботу, и с помощью пульта открыл дверцы кабины, в которой будет находиться человек. — Импульсные датчики подсоединяются к голове солдата, и с помощью мысли человек управляет робоскелетом. Датчики за считанные миллисекунды передают приказ солдата в главный «мозговой» центр робоскелета, откуда и идёт непосредственное управление. И машина начинает действовать с молниеносной скоростью.

— Компьютерную проверку он прошёл, — продолжал физик. — Из ста боёв, имитированных на компьютере, робоскелет выиграл все сто без каких-либо потерь и повреждений.

Адмирал, с благоговением взиравший на робота, вдруг ухмыльнулся.

— Это, конечно, похвально, — восхитился он. Разработка его очень заинтересовала. Такая махина действительно может сберечь много людских жизней. Сохранить их от острых и безжалостных когтей и зубов зверя. Его смущало только одно. — Но ведь бои были компьютерные. Не настоящие… — заметил он. — И мне очень интересно, как покажет себя робоскелет в реальных условиях? Насколько быстрым и действенным он окажется в реальной схватке?

— Для этого, адмирал, необходимо доставить робоскелетов на планету, выбрать добровольцев, которые первыми испробуют их в реальных условиях, — говорил Константин Валентинович. — И именно этого я у вас и прошу: пятерых добровольцев и разрешение на испытание.

— Я согласен, — без раздумий изрёк адмирал. — Чем быстрее мы это сделаем, тем лучше. Добровольцев к вам я пришлю в самое ближайшее время. Введёте их в курс дела и обучите управлять этими роботами.

Никитин хотел было покинуть лабораторию, но Нилов остановил его.

— И ещё одно, — настойчиво изрёк он. — Если робоскелеты в реальных условиях зарекомендуют себя с хорошей стороны, — а я уверен, что так оно и будет, — их необходимо будет ставить на серийное производство и переправлять на планету.

— Само собой, — согласился адмирал. — Только скажите мне, — продолжил он несколько ехидным тоном, — как вы собираетесь переправлять этих роботов на планету? Ведь они не влезут в шаттл. Почему вы не учли габариты, когда разрабатывали их? — Адмирал сверлил своим строгим взглядом профессора Нилова, с нетерпением дожидаясь его ответа.

Профессор сделал глубокий вздох, будто собирался с силами, чтобы высказать оправдания адмиралу.

— Адмирал Воронин, — начал Нилов, — сделал ставку на мощь роботов и на их скорость. По габаритам они должны был превосходить зверя и быть быстрее его. Мы этого добились.

— Я это вижу, — бросил адмирал. — Но я хочу всё-таки услышать, как вы собираетесь переправлять на планету роботов? — настойчивым тоном добавил он.

— Не беспокойтесь! Мы учли и этот момент, — поведал профессор. — Роботы создавались с учётом того, чтобы их легко можно было разобрать и так же легко собрать. Мы будем перевозить их по частям.

— Что ж, очень хорошо! — несколько воодушевлённо воскликнул адмирал. — Очень хорошо. Теперь пусть роботы покажут, на что они способны. Действительно они так хороши, как вы о них рассказываете.

— Для этого мне нужны добровольцы, — напомнил профессор.

— Будут вам добровольцы. В самое ближайшее время, — уверил его адмирал.

— И ещё одно, адмирал! — обратился к тому Нилов.

— Что ещё? — бросил Никитин, уже собиравшийся было покинуть лабораторию.

— Я настоятельно вам рекомендую пока отозвать солдат с планеты. Зачем нам нужны напрасные жертвы, когда у нас есть новая боевая машина, которая сохранит их жизни.

— Я подумаю над этим.

Если творение Нилова окажется достойным, настолько достойным, что перекроет собой риск, который останавливал Никитина, то он пойдёт на этот шаг… И посадит «Луну» на поверхность Новой Земли. Чтобы не тратить время на транспортировку роботов с ковчегов а планету.

Добровольцы

Молодые и горячие…

Не прошло и часа, как в лабораторию Нилова прибыло пятеро добровольцев. Среди них было четверо молодых высоких парней плотного телосложения. И одна женщина. Высокая. Стройная. Красивая. Лицо каждого солдата было серьёзным и суровым. Все они отлично владели техникой рукопашного боя и обладали отменной реакцией.

— Нас прислал к вам адмирал, — оповестил один из них, — для ознакомления и дальнейшего испытания новой боевой машины.

— Прекрасно! — с радостью воскликнул физик. — Как вас звать?

— Меня Назар, — ответил круглолицый парень с узкими глазами. — А это, — пошёл он слева на право, — Вадик, Александр, Михаил и Даша.

— Очень хорошо! Пройдёмте со мной.

Когда солдаты увидели робота, они синхронно ахнули от восхищения.

— Вот это да! — изрёк Вадик, и, будто рассматривая каждую деталь, медленно обошёл его вокруг. — С виду грозный.

— Не спорю, — согласился Нилов. — Наша задача состоит в том, чтобы узнать насколько грозным он будет в реальном бою. Предупреждаю сразу, что испытание может закончиться неудачно. Вплоть до того, что вы можете погибнуть.

— Мы это прекрасно понимаем, — твёрдо звучал голос Димы. — Адмирал поставил нас в известность. Но мы всё равно согласились.

— Это похвально, — промолвил физик и подробно рассказал солдатам о возможностях грозного изобретения, именуемого робоскелетом. — Управляется он изнутри человеком. — Физик взял пульт и направил его на железную махину. В этот же миг в передней части корпуса плавно открылись две металлические дверцы и перед добровольцами предстало кресло, вокруг которого было расположено огромное множество всяких датчиков. — К голове человека подключаются нейродатчики, которые считывают информацию с его мозга, и передают её в мозговой центр робоскелета. Вам ничего не надо делать. Только думать. Думать так же, как вы думаете при схватке с противником. На глаза вы наденете специальные очки, и у каждого из вас будет ощущение, будто вы находиштесь в виртуальной реальности. Вам будет отчасти казаться, что это игра. Но вы должны всегда помнить то, что игра эта ведётся не на жизнь, а на смерть, что всё происходит на самом деле. Робоскелет — это машина, но вы управляете ею, как своим собственным телом. Вы это почувствуете. Правда, вам надо привыкнуть к новым ощущениям. Также знайте, что этот робот ускоряет ваши рефлексы, увеличивая вашу скорость быстродействия. Она станет гораздо быстрее скорости зверя. И это увеличивает ваши шансы на победу.

— Класс! — с восхищением изрёк Назар. — Мне не терпится её испробовать. Только, — заметил он, — я не пойму, зачем так много датчиков по всему креслу.

— Это на тот случай, если мозговой центр робоскелета по каким-либо причинам выйдет из строя, — поведал физик, — и вы могли перейти на ручное управление. Но ручное управление годится только для того, чтобы вы могли добраться до базы. Для боя ручное управление вообще не предназначено.

— Ясно, — почесал свой затылок солдат. — Когда его переправят на планету? — Было реально видно, что парню как можно скорее хочется испытать возможности робоскелета.

— Как только вы узнаете детали.

— Какие детали?! — воскликнул солдат, не совсем поняв Нилова.

— Вы должен знать о нём всё, — серьёзным тоном сказал физик. — Сейчас я рассказал о нём только в общих чертах. А вы должен знать о нём гораздо больше. И азы управления вы узнаете здесь, на корабле. Времени у нас мало. Так что, думаю, — погладил он подбородок, — за семьдесят два часа вы справитесь.

— А если справимся раньше? — поинтересовался Михаил.

— Значит, мы раньше переправим робоскелетов на планету.

— Тогда не будем терять времени. Приступим сейчас же! — воскликнул Назар.

— Что ж… — протянул Нилов. — Начнём с просмотра имитации боя робоскелета со зверем.

Обучение

Тяжело в учении, легко в бою

(Военная мудрость)

Адмирал по нескольку раз в сутки навещал лабораторию Нилова, где солдаты упорно и целеустремлённо приобретали навыки управления робоскелетами, грозными машинами, которые должны были помочь человеку завоевать планету. Сначала солдаты просматривали компьютерные имитации боя робоскелета со зверем. Имитация, конечно же, впечатлила. Махина оказалась неуязвимой. И не смотря на свои габариты и грузный вид, она была довольно подвижной. Можно даже сказать молниеносной. Затем Гаврилов Назар Михайлович, главный механик корабля и, по совместительству, участник проекта «Робоскелет», рассказал в подробностях из чего состоит грозное творение. Показал его схематическое изображение, а также показал в живую его внутреннее строение. Указал на наиболее уязвимые места. А вот нейрофизиолог Дементий Ян Фёдорович занялся с солдатами вопросами управления этой махиной. Это было наиболее ответственной частью. Ибо солдат, попадая в кабину и надевая на себя кучу приборов, в том числе и шлем, попадает будто бы в виртуальную реальность. Ему кажется, что он всё может, что он неуязвим, непобедим… Но ему нельзя забывать, что всё то, что происходит в кажущейся ему виртуальной реальности, происходит на самом деле. Всё происходит в реальности.

Первым осмелился занять место пилота Назар. Когда он удобно расположился в полустоячем, или полусидячем кресле, он был вмиг зафиксирован автоматическими ремнями, на голову наехал ремень с нейродатчиками и, подогнав себя под её габариты, крепко на ней зафиксировался.

— Дай команду закрыть дверь! — сказал солдату Константин Валентинович.

— Как?! — был в недоумении Назар. — Просто сказать?!

— Нет. Просто подумай об этом. Помни, что этой машиной управляет не твоё тело, а твой разум, — напомнил ему физик.

Двери плавно закрылись и крепко сцепились электронными замками. И тут же все датчики и приборы были приведены в действие. Назар почувствовал лёгкое покалывание по всей голове. Он невольно закрыл глаза. Сначала была темнота. И Назар открыл глаза, думая, что что-то не работает. И в этот миг он ощутил в себе какую-то огромную силу, чего ещё никогда не испытывал.

— Ты меня слышишь? — послышался голос Нилова.

Солдат перевёл на него взгляд. Ему казалось, что свой взгляд. Он чётко ощущал, что двигает своими собственными глазами. За Ниловым стояли остальные парни-добровольцы. Назар смотрел на них сверху вниз. Они казались ему такими маленькими, а вот себя он чувствовал великаном. Но всё же оставалось чувство, что всё это искусственно. НЕ реально.

— Я как будто бы во сне, — признался Назар.

— Погоди немного. Ты привыкнешь!

Назар пошевелил рукой, затем поднял и… посмотрел на неё. Он реально ощущал, что шевелит своей собственной рукой. Но перед глазами у него была мощная железная ладонь. Он сжал и разжал пальцы. Будто свои. Но шевелились пальцы робота, на которые солдат взирал с огромным вниманием. И некоторым восхищением. Назар поднял вторую руку. И посмотрел на неё. Затем он взглянул на свои обе железные ладони. Чувствами они были его. Но разум подсказывал, что это руки робота… которые действуют, как его собственные.

— Попробуй пройтись! — прозвучал голос Нилова в приказном тоне.

Назар двинул правой ногой. Затем левой. Так солдат прошёлся из одного конца лаборатории в другой. Потом обратно. Солдат чувствовал в своих жилах неимоверную силу. Дойдя до конца коридора, он молнией обернулся.

— Класс!!! — воскликнул солдат. — Такую силищу чувствую в себе! Обалденная машина! И это как будто моё собственное тело.

— Попробуй активизировать своё оружие, — промолвил Нилов.

Из рук грозного робота вмиг выехали лазерные бластеры и за долю секунды сделали первый заряд, готовые вот-вот выпустить лазерный луч.

— Тихо-тихо!!! — забеспокоился нейрофизиолог, хранивший до этого молчание. — Любая твоя мысль спровоцирует разряд лазеров. Контролируй эти моменты.

— Всё в порядке. Я их контролирую, — изрёк солдат, и лазерные пушки вернулись в своё безобидное положение. — Я чувствую себя неуязвимым.

— Ты особо не увлекайся, — промолвил Ян Фёдорович. — Не забывай, что чувство это временное. Покинешь тело робота, и чувство это покинет тебя.

— Я знаю, — грустно сказал Назар. — Было бы неплохо, если бы такую силу можно было вмонтировать в человека, — мечтательно продолжил он. — Было бы здорово!!!

— Да, но тогда ты бы не был защищён от когтей зверя. — Нейрофизиолог взял огнестрельный пистолет и тут же выстрелил в робота, в котором находился Назар. Нилов хотел было остановить Яна. Но не успел.

— Ты что делаешь?! — крикнул физик и с испуганными глазами схватил его за руку. — Мы же ещё не испытывали его на бронестойкость!!! — Люди испытывали на прочность только лишь металл, из которого предстояло собрать грозную машину.

Но в целую машину, когда она уже была собрана целиком, физик Нилов Константин Валентинович не счёл необходимым стрелять. Ему было достаточно уже проведённых испытаний. А вот сейчас, когда Ян Константинович без особых церемоний выстрелил в робота, внутри которого находился человек, он испугался. Испугался за жизнь солдата. После щелчка курка у него мелькнула мысль: «А вдруг пробьёт?!» Но пули остановить ему не удалось.

— Уже испытали, — довольно ответил Ян.

Пуля, ударившись о мощный корпус грозного робота, издала металлический звук и отлетела в сторону.

— Я поражаюсь твоей беспечности! — упрекнул Яна Константин Валентинович. — А вдруг пуля пробила бы защиту?! Да и потом, пуля могла отрекошетить по кому-нибудь из нас!!! — возмутился он. — Ты забыл о технике безопасности.

— Но ведь не отрекошетила! — заметил нейрофизиолог с ухмылкоподобной улыбкой на лице. — Вот видишь, Назар, — резко повернулся он к роботу, — это железное тело защитило тебя от пули, которая ни коим образом не повредила даже его обшивки. И это же тело защитит тебя от зубов и когтей зверя.

— Я это понимаю. Но всё же хотелось, чтобы сила оставалась с тобой всегда, — продолжал Назар стоять на своём.

— В твоём распоряжении этот робот, — несколько раздражённо изрёк Ян Константинович. — И твоя задача — научиться им управлять. Его задача — сохранить тебе жизнь. Ясно?

— Ясно!

— Теперь обнажи свои ножи и сделай ими несколько вращательных движений.

Назар только подумал об этом, как из подлокотных частей рук мигом выехали два длинных зазубренных лезвия. Они были настолько острыми, что кинь на них человеческий волос, его бы тут же перерезало. Солдат сделал несколько махов, а затем вдруг лезвия выехали ещё чуть-чуть. Затем повернулись на девяносто градусов и… с помощью небольшого моторчика заработали подобно винтам самолёта.

— Молодец! — воскликнул Нилов. — Помнишь уроки.

— Да зверь теперь ко мне и не подойдёт! — воодушевлённо изрёк Назар. — Теперь пусть только попробует сунуться на человека. В секунду отправлю его на небеса.

Лезвия так же внезапно, как заработали, так же и остановились, после чего вернулись в ножны.

— Я готов испытать его в действии. Это классная машина. Когда летим на планету?! — не терпелось солдату.

— Когда твои товарищи проделают тоже самое, что и ты, — серьёзным и безкомпрмиссным голосом сообщил нейрофизиолог.

— Значит скоро! — Назар был уверен в своих товарищах. Он верил, что они сделают это быстро. Так же как и он. Ведь в управлении этой боевой машиной нет ничего сложного. Только надо немного привыкнуть к несколько новому восприятию реальности…

…И по прошествии чуть больше трёх суток по земному времяисчислению, адмирал Никитин, наконец-то, услышал от физика заветную фразу:

— Они готовы к отправке на планету.

— Очень хорошо! — довольно с лукавой улыбкой и прищуренным взглядом изрёк на это Никитин. — Сколько вам надо времени, чтобы разобрать робоскелеты?

Нилов взглянул на часы, немного задумался, прикидывая время, после чего ответил:

— Максимум двадцать четыре часа.

— Отлично! Я распоряжусь подготовить шаттлы. А вы приступайте прямо сейчас! У вас двадцать четыре часа. И ни минуты больше.

Роботы идут

Неужели они такие грозные?

Неужели люди думают, что они помогут им одолеть зверя? Наивные…

В ясном фиолетовом небе чудесной планеты послышался грозный рёв моторов. Караван шаттлов, неся на своих бортах роботов-убийц, спешно приближался к земле. Будто стая свирепых хищников к обречённой жертве. Нилов, Дементий и Гаврилов очень сильно волновались. Во-первых, все трое они впервые летят на Новую Землю. А во-вторых, они очень сильно переживали за своё творение. Особенно физик. На корабле он был уверен в своём детище. Он был уверен, что робот покажет себя с наилучшей стороны и обязательно поможет одолеть этого гадкого зверя, который унёс уже столько человеческих жизней, что страх берёт. А вот сейчас… Когда они летели на планету, когда там, под небесами, показалась пышная цветущая жизнь, он вдруг засомневался. Он боялся, что что-то пойдёт не так. Он боялся, что может случится то, чего они не предвидели. Вдруг в расчётах где-то была допущена ошибка. Вдруг робот окажется не таким эффективным, каким кажется… Зверь не нападает на механизмы. Он очень умён. И в силу этого робот разрабатывался не для того, чтобы защищаться, а для того, чтобы охотиться. Охотиться и уничтожать зверя. Робот создавался для того, чтобы преследовать зверя по пятам и не дать уйти ему живым…

…По крайней мере, он сбережёт жизни солдат. В этом Нилов был точно уверен. Даже если он не оправдает надежд.

Шаттлы сели посреди широкой степи. Как только они коснулись земли, адмирал тут же дал указания выгрузить механизмы и другие составные части грозных роботов. Ему не терпелось как можно быстрее посмотреть на них в реальных боевых условиях. Поэтому Никитин не позволял людям засиживаться.

После разгрузки принялись за сборку. Первый робот был готов ещё до захода солнца. Оно ещё не полностью скрылось за горизонтом, даруя частичку своего света планете. Тем не менее начали надвигаться сумерки. Причём, нереально быстро. Но махина была уже готова.

Назар залез вовнутрь и привёл её в действие. Грозно завизжали сервомоторы. И робот встал во весь рост, бросая на землю чёрную тень. На голове загорелись красные индикаторы, сигнализирующие о том, что оптика перешла в инфракрасный режим. И все люди, находившиеся в степи, были у него, как на ладони. Правда, он мог видеть только красные силуэты. И если он видит людей, значит, он увидит и зверя. Хотя… Когда погибла группа Игоря, в которой уцелела одна лишь Марина, тепловые датчики ни биноклей, ни снайперских прицелов не помогли. Они не увидели зверей. А ведь они были там. Они окружили отряд и жестоко расправились с людьми. Может быть, они не излучают тепла?! Тогда инфракрасное режим зрения бесполезен. Но он и не помешает. Уж лучше пускай он будет, когда он не нужен, чем когда он нужен, но его нет.

Назар осмотрелся сделал пару шагов и остановился.

— Как видимость? — с нетерпением полюбопытствовал Нилов.

Надо сказать, что дневное светило почти полностью скрылось за горизонтом, и в свои права с нетерпением спешила вступить тёмная ночь. На небе засверкали бесчисленные звёзды, среди которых уютно расположились три спутника планеты. При чём один из них был нереально огромен. Казалось, что он вот-вот коснётся земли. Это был Титан. Наиболее крупный и наиболее близкорасположенный к Новой Земле спутник.

Назар перешёл в режим ночного видения.

— Отличная видимость, — доложил он. — Вижу, как днём.

— Отлично! — выпалил физик.

— Теперь активируй оружие и сделай несколько выстрелов в воздух, — сказал нейрофизиолог.

Но Назар пропустил его слова мимо ушей. Он… услышал, как по обшивке шаттла кто-то тихо ползёт. Наведя на звук зрительные сенсоры, он с помощью оптического приближения увеличил объект и увидел, как по шаттлу беззаботно ползает арахноид. Оптика была настолько изумительной, что могла просчитать волоски на его мохнатом тельце. Солдат отчётливо видел, как насекомое активно шевелит своими хелицерами.

— Обалдеть! — восхитился Назар. Честно признаться, не ожидал он такого от оптики. Константин Валентинович говорил, что она очень хорошая. Но парень не думал, что до такой степени. Да и слуховые сенсоры его поразили. Он слышал шаги арахноида!

— Что такое?! — забеспокоился физик.

— По вот этому шаттлу, — резко поднял робот грозную руку, указав на ближайшую к нему машину, — ползёт арахноид. Я отчетливо вижу его и прекрасно слышу.

— Очень хорошо! — воскликнул Нилов. — Замечательно!

— Захвати его в цель! — потребовал Дементий.

Только Назар об этом подумал, как перед глазами появился кружочек, поделенный крестом, в центре которого находилось бедное насекомое. И вот тут солдат даже подумать ничего не успел, как один из лазеров за считанные миллисекунды активировался и выстрелил, насквозь продырявив обшивку шаттла. От неожиданной вспышки люди инстинктивно кто пригнулся, кто упал ничком на землю.

— Осторожней будь! — с упрёком в голосе крикнул нейрофизиолог. — А то ты нас так всех положешь.

— Но я не собирался стрелять, — пытался оправдаться Назар. Он сам не понимал, как это произошло. — Пушка сама стрельнула.

— Сбой в системе управления? — несколько напряжённо поинтересовался адмирал. — Или ещё какие-то проблемы?

— Нет, — спокойно ответил Дементий. — Как раз всё в порядке. Как только цель захвачена, оружие активируется и открывает огонь. Назар просто не успел отменить уничтожение. На корабле нам негде было испытывать оружие робота и его систему наведения в действии.

— Тогда давайте в следующий раз по шаттлам не палить, — грозно промолвил Никитин. — Они нам могут ещё пригодиться, — добавил он далее с юмором.

— Хорошо, адмирал! Такого больше не повторится.

— Надеюсь.

…Эта ночь была тихой и спокойной. Люди, как обычно, провели её в шаттлах. Под защитой железных машин. Назар остался управлять роботом. Он охранял лагерь в эту ночь. От нежданных гостей. Его слуховые рецепторы позволяли слышать малейший шум, который человеческому уху недоступен. Он мог видеть любое микроскопическое движение на несколько километров вперёд, чего было природой не дано человеческому глазу. Он мог увидеть и услышать угрозу гораздо раньше, чем это сделает человек.

Вместе с Назаром в эту ночь не спал и Константин Валентинович. Физик больше всех переживал за своё детище. Он из шаттла наблюдал за роботом, и время от времени по радиопередатчику связывался с солдатом. Помимо этого адмирал Никитин в качестве страховки оставил дежурить Михаила.

С первыми лучами солнца люди снова принялись за работу. Они с энтузиазмом взялись за сборку остальных роботов. Работа кипела весь световой день. И к вечеру всё было закончено. Все пять роботов-уничтожителей, грозно возвышаясь над людьми, были готовы в любую минуту броситься в бой.

В ходе дальнейших, так сказать, испытаний, роботы оправдали расчёты учёных. Несмотря на свои внушительные габариты, они были очень быстры. Даже, как и звери, молниеносны. А вытворяли такие акробатические номера, которые людям и во снах не снились. Оружие приводилось в действие в считанные миллисекунды. И каждый выстрел попадал точно в цель. Не было ни одного промаха. Система наведения могла просчитывать траекторию движения объектов, которыми выступали бедные, обречённые на гибель животные. Да, солдаты, управлявшие машинами смерти, тренировались именно на них. Именно на живых созданиях планеты они оттачивали своё мастерство управления лазерными пушками… И в этом плане они превзошли все ожидания. На роботов возлагались большие надежды.

Даже сам Никитин сказал: «С ними мы быстро расправимся со зверем. А если не расправимся, то покажем, кто здесь хозяин».

Дополнительные материалы:

Fallout 4 Взламываем Роботов


Похожие статьи: